Кого берут в спецназ


sturmer

Немного истории.
В разведывательные подразделения отбор личного состава был всегда особый. Вот, например, как описывает порядок отбора в охотничьи команды Русской императорской армии в журнале «Военный вестник» № 10 за 1940 г офицер Красной Армии К. Вамор: «Я жил с отцом (начальником охотничьей команды) в лагерях. Рано утром отец разбудил меня, и вскоре мы уже маршировали куда-то к реке. Из разговора отца с фельдфебелем узнаю, что сегодня отбор молодых разведчиков из большого числа солдат, временно прикомандированных к охотничьей команде. Проходит несколько минут, и я вижу, как по дороге бегут наперегонки, приближаясь к нам, много солдат. Оказалось, что это первое испытание на бег. Отдохнули, обмылись в реке – и новое испытание: ползком взобраться на довольно крутую и поросшую кустарником горку. Ползти нужно незаметно: на горе сидят унтеры и старые солдаты и наблюдают...

Вот выдержки из сборника «Войсковая разведка» за 1946–1948 г:
•«Разведчику надо быть крайне бдительным и осторожным, уметь предвидеть всякие случайности, до предела натренировать свой слух и зрение, научиться скрытно, бесшумно двигаться на любой местности днем и ночью…»
•«Смелость и выдержка, решительность и настойчивость, умение использовать местность и быстрота ориентировки – таковы боевые качества, которые должен воспитать в себе каждый разведчик».
•«Каждому разведчику надо быть хорошо развитым физически, выносливым, обладать крепкой мускулатурой, являться мастером рукопашного боя и бега на короткие дистанции, отличным лыжником»...
Первые роты формировались главным образом в армиях... Каких-то документов, регламентирующих этот процесс не было до конца шестидесятых годов.
Только в 1969 г вышла директива ГШ, которая впервые определяла критерии отбора разведчиков спецназа.
Она предусматривала следующие принципы комплектования частей специального назначения:
1. Отбирать военнообязанных с высокими морально-политическими и деловыми качествами, всесторонне развитых и физически здоровых. Офицеров только I разряда, членов и кандидатов КПСС и членов ВЛКСМ. Сержантов и солдат только I категории в возрасте не старше 35 лет, преимущественно членов и кандидатов КПСС и членов ВЛКСМ.
2. Военнообязанные должны обладать хорошим физическим развитием, твердым решительным характером, быть годными к службе в ВДВ и иметь образование: офицеры – не ниже среднего, сержанты и солдаты – не ниже 8 классов.
Военнообязанные, предназначенные для службы в подразделениях спецрадиосвязи, должны иметь высшее и среднее образование по радиоспециальности или среднее образование и опыт работы по радиоспециальности, кроме того, владеть приемом на слух и передачей на ключе не менее 12–15 групп минуту...

В настоящее время комплектование воинских частей и соединений специального назначения военнослужащими, проходящими военную службу по призыву и по контракту, осуществляется на основании федеральных законодательных актов.
Наиболее важным руководящим документом является приказ министра обороны РФ № 041, разработанный на основании постановления Правительства РФ от 26 февраля 1999 г. № 222, утвердившего «Положение об отборе граждан, подлежащих призыву на военную службу, а также граждан, поступающих на военную службу по контракту для исполнения специальных обязанностей военной службы» и соответствующую инструкцию. В ней определяются дополнительные требования: «Для разведывательных воинских частей СпН и ОсН отбираются граждане, имеющие среднее (полное) общее или профессиональное образование и, как правило, знающие иностранный язык.

В разведывательные воинские части СпН отбираются граждане, по состоянию здоровья годные для прохождения военной службы в ВДВ, и в первую очередь граждане, прошедшие парашютную подготовку, а также радиоспециалисты и радисты-любители.
В разведывательные воинские части ВМФ отбираются граждане, по состоянию здоровья годные для прохождения военной службы на подводных лодках и прошедшие подготовку в образовательных учреждениях РОСТО по программе подготовки специалистов водолазного дела, а также радиоспециалисты и радисты-любители.
На граждан, отобранных для прохождения службы в разведывательных воинских частях СпН, оформляются документы на допуск по третьей форме.
Граждан, отобранных для прохождения военной службы в разведывательных частях СпН, разрешается изучать представителями разведывательных управлений и воинских частей в период комплектования учебных групп парашютистов и специалистов водолазного дела образовательных учреждений РОСТО».
Ясно видно, что система отбора в спецназ в принципе не изменилась. По сути, пригодность к службе в спецназе определяет только годность по состоянию здоровья для службы в ВДВ и на подводных лодках ВМФ.
Комплектование военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, осуществляется на основании указанных выше нормативно-правовых актов. Касаясь истории вопроса, необходимо отметить, что первый опыт комплектования военнослужащими по контракту был приобретен в 1992–1994 годах. Подбор и комплектование контрактниками осуществлялся на должности военнослужащих, определяющих мобилизационную готовность воинской части (соединения), и в первую очередь водителями, специалистами аккумуляторщиками и т. д. Надо сказать, опыт положительный. С вступлением России в череду внутренних вооруженных конфликтов появился еще один вариант комплектования контрактниками в условиях вооруженных конфликтов.
С 1994 года официально разрешено комплектование военнослужащими, проходящими военную службу по контракту.
Вот пример формирования 2-й роты 173 ооСпН в первую чеченскую кампанию.
Рассказывает командир роты капитан Дмитрий Л.: «При комплектовании мы не набирали людей с гражданки. Источниками пополнения для нас были части, которые уже вели боевые действия. Это и небезызвестная двести пятая бригада, 166-я бригада, 245-й полк и другие. Мы ездили и отбирали себе людей. Многие приходили и просились сами. Так формировался костяк роты. Некоторые погибали. Кто-то уходил сам, не выдержав условий. Тех, кто не удовлетворял нашим требованиям, убирали мы. Так или иначе, 20–30 надежных парней в роте было всегда. Половина из них прошла несколько войн. Был один уйгур. Так он успел в Таджикистане повоевать и за «духов», и за наших. Съездил в Азербайджан, потом уехал в Россию. Оттуда завербовался в армию, попал в 205-ю бригаду, а потом к нам. Снайпер был от Бога. Однажды одиночного «духа» снял на дальности примерно 800 метров. Погиб, правда, глупо. Спецназ ушел работать вперед, а на его место села пехота. Перед собой выставила мины, о чем, как всегда, никого не предупредила. При возвращении он подорвался на их мине.
Примерно половина парней были с высшим образованием. Спросите откуда? Из Сибири – Бердск, Новосибирск. Заводы, работавшие на оборонку, встали. Люди, с образованием, достаточно молодые и здоровые, были вынуждены как-то кормить свои семьи. Более смелые завербовались контрактниками. В пехоте их всячески обманывали, не платили. Поэтому они с радостью уходили к нам.
К сожалению, после войны они в основной массе уволились. У них была цель – заработать денег, пусть рискуя жизнью. Шли повоевать. После войны их семьи остались в Сибири, а наша часть – в Ростовской области. Денег стали платить мало и нерегулярно».
Этот рассказ офицера свидетельствует о потребительском отношении к военнослужащим контрактной службы. Вместо того чтоб использовать сформировавшийся боевой костяк, государство выбросило их на улицу.
В 1999 году началась вторая чеченская, и в контрактниках снова появилась нужда. Тем более было объявлено, что на войну срочников не отправят.
Сначала выходили из положения, втирая очки начальству и заключая контракт со срочниками, прослужившими год. Они это делали охотно, поскольку им было намного выгоднее проходить службу, имея статус контрактника. А после двухлетнего срока они просто разрывали контракт и возвращались домой.
Через несколько лет создалось впечатление, что о комплектовании спецназа военнослужащими контрактной службы задумались всерьез.
С 2005 года 10 обрСпН, 22 обрСпН СКВО, а с 2007 года и 2 обрСпН ЛенВО были включены в Федеральную целевую программу «Переход к комплектованию военнослужащими, проходящими службу по контракту, ряда соединений и воинских частей».
Однако серьезной подготовки контрактников не было. Если подразделение полностью комплектовалось контрактниками, то с ним еще проводили занятия в составе подразделения. Если же контрактники приходили на доукомплектование, то никаких специальных сборов с ними никто не проводил. Разработанная программа для их подготовки была туманной и нужного результата не давала.
По признанию офицеров, в период второй чеченской были три основные категории, которые позволяли комплектовать бригады военнослужащими, проходящими службу по контракту:
Во-первых, местные жители, служившие в части по контракту в «первую Чечню» и имевшие боевой опыт. Как правило, такие люди с трудом устраиваются на гражданке и охотно отправляются повоевать, особенно если учесть, что контрактник на войне получал неплохие деньги.
Во-вторых, бывшие военнослужащие части, недавно уволенные в запас. Многие из них также, не найдя себя на гражданке, приходили и подписывали контракт.
В-третьих, военнослужащие срочной службы, отслужившие год. Однако только процентов 15–20 из них оставались в строю.
При этом военнослужащие, которых набирали военные комиссариаты и направляли в бригады, как правило, быстро отсеивались. Специальной подготовки у них не было, а сами они не могли быстро адаптироваться к условиям службы в спецназе.
Несмотря на это, сложившаяся система позволяла иметь в бригадах сильный костяк контрактников. Так, например, один из отрядов 22 обрСпН был полностью укомплектован контрактниками, которые постоянно просились на войну. Там они зарабатывали нормальные деньги.
Однако после объявления о завершении контртеррористической операции в Чечне платить боевые прекрктили. А вскоре вообще отказались от идеи укомплектовать Российскую армию военнослужащими по контракту. В 2010 году произошло резкое сокращение лимитов военнослужащих контрактной службы с 15000 до 2166 человек. В настоящее время и эти лимиты сокращены. Дошло до абсурда. Должности старшин рот занимают военнослужащие срочной службы, которые служат всего год.
Среди основных проблем, с которыми сталкивается современный спецназ при комплектовании подразделений, необходимо отметить тот факт, что комплектование соединений и частей военнослужащими по призыву со сроком службы 1 год не обеспечивает поддержания постоянной боевой готовности подразделений бригад.
Опыт комплектования бригад контрактниками в период 2005–2010 годов за счет военнослужащих, проходящих военную службу по призыву, не дал положительных результатов. При этом большинство таких контрактов прерывалось в момент истечения срока службы по призыву.
Отсутствие мотивации к заключению контракта вызвано низким денежным содержанием, недостаточными социальными гарантиями, отсутствием возможности получить бесплатное образование, плохим жилищным обеспечением.
Здесь необходимо добавить отсутствие системы подготовки военнослужащих по контракту, которая должна включать одиночную подготовку по воинской специальности в учебном центре и подготовку в составе разведоргана подразделения. При необходимости вузовскую подготовку.
Кроме того, резкое сокращение лимита контрактников в 2010 году для частей специального назначения не позволяет содержать части в постоянной готовности к решению задач разведывательными органами.

Разрешение этих проблем требует как совершенствования системы комплектования и подготовки, так и повышения престижа службы в соединениях и частях СпН.
К указанным проблемам можно также отнести абсолютное отсутствие ресурсной базы на случай войны. Нет, я не предлагаю возродить систему призыва «приписников» на сборы. Это пустая трата государственных денег.
Вместо этого следует создать части резерва, где проходят службу по контракту ежегодно по 1–1,5 месяца для поддержания своего уровня профессионализма, получая за это соответствующее денежное вознаграждение в случае его подтверждения. Такая практика существует во многих армиях мира.

 

 

 

 

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.