Тактика небольших групп


sturmer

Термин «боевая группа» не вошел пока в действующие боевые уставы. Но практика всегда вносит свои коррективы в теорию: под влиянием различных факторов появляются новые формы и способы действий войск.
Обратимся для начала к опыту боевых действий в Афганистане. Известно, что эта война преподнесла немало сюрпризов. Нам пришлось решительно ломать сложившиеся стереотипы, действовать не по классическим канонам позиционного противоборства, как это было в двух мировых войнах, а в условиях, когда боевые столкновения с противником эпизодически возникали то в одном, то в другом месте и также прекращались, как и начинались.
В этой обстановке (когда «повсюду фронт») и была выработана нестереотипная тактика «отрядных действий». Суть ее в том, что для решения каждой конкретной боевой задачи тактического плана создавалась своя группировка сил и средств, основу которой чаще всего составлял усиленный мсб (пдб) с приданными танками, артиллерией и саперами. Это был либо обходящий, либо рейдовый, либо ударно-штурмовой отряд целевого назначения.
Как бы ни отличались приемы наших войск в Афганистане от боевых действий на Северном Кавказе, они во многом сходны по формам и способам решения задач. Тот же «лоскутно-очаговый» характер боевых действий, то же нелинейное, расширенное поле боя с размытыми границами между фронтом и тылом, та же тактика «набегов» иррегулярных формирований, те же в основном и применяемые ими приемы партизанской борьбы — кинжальные огневые удары с близкого расстояния, бандитские нападения на воинские колонны, сторожевые заставы, гарнизоны, устройство засад на дорогах, массовое минирование, использование снайперов. Вполне естественно, что отрядная тактика и в первую, и во вторую чеченские кампании стала применима для полковых (бригадных) и батальонных тактических групп.
Но в отличие от Афганистана, в Чечне войскам пришлось решать более сложные и многообразные тактические задачи в специфических условиях. Изменились, усовершенствовались, стали более изощренными способы действий боевиков. Крупные, организационно оформленные в начале вторжения в Дагестан незаконные вооруженные формирования после нанесения им поражения перешли к тактике «блошиных укусов», стали чаще всего действовать мелкими, разрозненными бандгруппами, применяющими в основном диверсионно-террористические акции — внезапные «набеги» по принципу «наскок-отход», огневые налеты, засадные действия, снайперский огонь, массовую установку мин-сюрпризов.
Групповая тактика, применяемая федеральными войсками в контртеррористической операции, явилась ответной реакцией на изменение условий оперативно-тактической обстановки и действий незаконных вооруженных формирований. Она нашла свое конкретное выражение в создании в составе мотострелковых и парашютно-десантных подразделений импровизированных боевых групп в виде «двоек», «троек» и более крупных образований, включающих различных специалистов — автоматчиков, пулеметчиков, гранатометчиков, которые усиливаются саперами, а иногда огнеметчиками. Цель формирования таких групп — создать более гибкий, рассредоточенный боевой порядок подразделения, который был бы больше приспособлен для борьбы с мелкими бандгруппами, в том числе в горах, населенных пунктах, обеспечивал более эффективное использование боевых качеств каждого вида стрелкового оружия. В этом случае, естественно, повышается роль младших командиров и старших групп и вообще самостоятельность и ответственность каждого военнослужащего за выполнение задачи.
Одной из предпосылок к созданию боевых групп явилось и то, что в ходе боевых действий в Чечне особое место заняло снайперское противоборство. В ряде случаев, особенно при действиях в городе, в горах, снайпер становиться, можно сказать, ключевым действующим лицом: поражая важные цели, он нередко во многом предопределяет успех подразделения.
К сожалению, довольно длительное время использование снайперов (хотя в войсках их становилось все больше) не приносило должного эффекта, поскольку они действовали как обычные мотострелки: командиры не были обучены тактически грамотно определять их место в боевом порядке взвода, роты. Положение существенно изменилось, когда снайпера стали включать в состав группы и действующие в паре с ним автоматчики, пулеметчики, гранатометчики стали помогать ему в поиске цели, обеспечивать его охрану, выбор позиции, ее маскировку. В результате повысилась эффективность использования не только снайперов, но и самих боевых групп.
Хотя командование ОГВ довольно быстро оценило преимущества групповой тактики и в войска были направлены подробные рекомендации по их применению, освоить на практике эту, казалось бы, не столь сложную науку, оказалось делом непростым. Создание боевых пар, троек, групп («автоматчик — гранатометчик», «пулеметчик — автоматчик — снайпер») вначале носило формальный характер. Особенно трудно было добиться боевой слаженности, определенной синхронности действий групп, их взаимной поддержки, без чего терялся смысл их создания. Стрелки нередко спешивались на большом расстоянии от позиций боевиков, группы продвигались разрозненно, несогласованно, не поддерживали огневой взаимосвязи, что облегчало противнику отражение атаки.
Сложно давалось взаимодействие боевых групп и с поддерживающими огневыми средствами. Так, боевые машины осуществляли огневую поддержку, следуя на удалении от атакующих групп на расстоянии до 1000 м, а танки еще дальше — до 1-4 км, что не позволяло достичь быстрого и эффективного подавления огневых точек боевиков, нарушалось тактическое взаимодействие в подразделении, и боевые группы по существу лишались огневой поддержки. Командование ОГВ приняло действенные меры, чтобы ликвидировать указанные недостатки, научить офицеров, младших командиров, старших боевых групп рационально сочетать огонь, движение и маневр. Создание боевых групп в составе федеральных войск, по мнению специалистов, в целом себя оправдало. Практика показала, что при должной подготовке и всестороннем обеспечении они могут успешно действовать в наступлении и обороне в составе боевого охранения, сторожевых застав, при проведении блокирования, поиска, патрулирования, при штурмовых действиях в населенном пункте и в горах. Конечно, их применение — не панацея. Нельзя не учитывать того, что их создание вступает в определенное противоречие с основополагающим принципом боя - сосредоточением сил и средств на важном направлении, да и не против каждого противника приемлема групповая тактика - она не заменяет, а лишь дополняет ударную тактику. К тому же, как отмечалось, тактически грамотное использование боевых групп требует от командиров немалого искусства.
Вместе с тем привнесение групповой тактики в войсковую тактику существенно изменило «лицо боя»: он стал распадаться на более мелкие очаги, что во многом работу командирам взводов, рот, батальонов — стало труднее держать нити управления в своих руках, организовывать разведку, обеспечивать защиту, охранение. Пришлось вносить коррективы и в методы работы по подготовке боевых действий. Центр тяжести усилий командиров все более смещается в низовое тактическое звено — непосредственно во взводы, отделения, боевые группы, расчеты, экипажи, от умелых действий которых в решающей степени зависит исход боя.
В ходе контртеррористической операции в ОГВ накоплен немалый опыт организации действий боевых групп в различных условиях. Центральное место в работе командиров, как показала практика, должна занимать организация взаимодействия как внутри самих групп, так и между ними, а также с поддерживающими их огневыми средствами. Наиболее действенным методом является проведение тактико-строевого занятия, тактико-огневой тренировки на местности, сходной с районом предстоящих действий. В ходе таких занятий легче предметно разъяснить каждому военнослужащему в отдельности и группе в целом их место в боевом порядке взвода, роты, какую задачу и каким способом они должны выполнять, как им следует взаимодействовать с соседями, поддерживающими огневыми средствами, саперами, огнеметчиками. Особое внимание необходимо уделить тому, чтобы все четко уяснили сигналы оповещения, опознавания, вызова, переноса и прекращения огня.
С особыми трудностями командование ОГВ столкнулось при применении боевых групп в горных районах Чечни. Дело в том, что многие подразделения, прибывшие в состав группировки, не имели возможности на местах дислокации пройти горную подготовку. Если во время войны в Афганистане вновь поступивший на пополнение 40-й армии личный состав 3-4 месяца обучали в специальных учебных центрах Туркестанского военного округа и лишь после этого направляли в район боевых действий, то в ходе контртеррористической операции возможности для столь длительной подготовки войск не было. Осваивать способы действий в горах приходилось, к сожалению, в основном в ходе боев.
Личный состав каждой боевой группы должен был пройти специальную горную подготовку, включающую физическую подготовку и тренировку в технике преодоления горных препятствий, обучение ориентированию в горах, особенно ночью, в туман, определению расстояний. Автоматчики, пулеметчики, снайперы учились вести огонь при больших углах места цели, в сложных метеорологических условиях, при резких изменениях температуры и атмосферного давления. Все военнослужащие осваивали инженерное дело, должны были уметь устанавливать мины, разминировать и производить взрывные работы, а также быстро и умело приспосабливать скалы, пещеры и другие естественные укрытия в горах для ведения боя, использовать их для защиты и маскировки.
Особое внимание обращалось на согласование действий групп при овладении господствующими высотами, при продвижении в долинах, ущельях, преодолении препятствий и заграждений. Здесь от каждого воина требовались взаимная выручка и взаимопомощь. Сигналы взаимодействия назначались наиболее простые, легко запоминающиеся и ясно отличающиеся друг от друга.
Опыт убеждает также, что каждый военнослужащий, входящий в состав боевой группы, независимо от специальности, должен быть обучен приемам ведения разведки местности в горах, твердо знать тактику действий противника. Старшие боевых групп должны уметь выбрать место для устройства засад - у дорог, троп, проходящих по карнизам и ущельям, на склонах высот, прилегающих к дороге (тропе) или образующих вход в ущелье, в населенных пунктах и т.д.
При прочесывании местности важно, чтобы взаимодействие боевых групп обеспечивало чередование их продвижения от рубежа к рубежу. К примеру, в то время, когда одна группа осматривает местность, взаимодействующие группы располагаются на выгодном рубеже на расстоянии 25-30 метров от объекта (роща, овраг, здание) и держат его под прицелом. Особую сложность представляет обнаружение снайперов противника, которые тщательно маскируются. Для их выявления в составе боевых пар (троек) целесообразно иметь специальных наблюдателей.
При подготовке к штурмовым действиям в населенных пунктах в ходе контртеррористической операции с боевыми группами отрабатывается порядок их взаимодействия при продвижении вдоль улиц, преодолении завалов, заграждений, при ведении боя внутри зданий, порядок использования дымов для обеспечения скрытности маневра, ослепления огневых точек боевиков, выбирались объекты для уничтожения их огнеметными средствами.
Практика показала, что огневая поддержка боевых групп, особенно при действиях на закрытой, резко пересеченной местности, в населенном пункте, усложняется в силу того, что затрудняется наблюдение за их действиями. В этом случае требуется избирательность при поражении целей на каждом направлении. В частности, приемлемым здесь может быть зонально-объектовый метод огневой поддержки, при котором командиры мотострелковых, танковых, парашютно-десантных подразделений получают более широкую возможность участвовать в управлении огнем артиллерии, согласовывать огонь и маневр боевых групп. Так, при осуществлении блокирующих действий бандгрупп в Чечне применялся метод огневого окаймления, а при проведении поиска - метод огневого прочесывания.
Особые требования при групповой тактике — к системе управления. В, частности, в ходе боевых действий в Чечне сложность состояла в том, что боевые группы не были обеспечены радиосвязью и подача им команд командиром взвода, роты осуществлялась звуковыми и световыми сигналами, что в условиях боя, особенно на пересеченной местности, весьма затруднительно. Ставка в такой обстановке делалась на самостоятельность, сообразительность, инициативу командиров отделений, расчетов, экипажей, старших боевых групп.
Да и в целом опыт контртеррористической операции показал, что успех применения боевых групп во многом зависит от их способности действовать нестандартно, неожиданно для противника.

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.